+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Есть ли насилие в женских тюрьмах

Есть ли насилие в женских тюрьмах

Для большинства людей тюремное заключение - худшее, что может случиться в жизни. Но если в семье царит атмосфера насилия - как обычно и бывает в жизни большинства женщин-заключенных, - то отношение к тюрьме несколько меняется. Сидя на скамье подсудимых в ожидании приговора, Лилли Льюис с удивлением для себя обнаружила, что ее распирает от смеха. Причина этого была ей непонятна. Это не был нервный смех, а ее ситуацию вряд ли можно было назвать особо веселой. Адвокат Лилли сказал, что ей грозит не меньше восьми лет за решеткой.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как издевались над мужиками в женских зонах

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Есть ли насилие в женских тюрьмах

Для большинства людей тюремное заключение - худшее, что может случиться в жизни. Но если в семье царит атмосфера насилия - как обычно и бывает в жизни большинства женщин-заключенных, - то отношение к тюрьме несколько меняется. Сидя на скамье подсудимых в ожидании приговора, Лилли Льюис с удивлением для себя обнаружила, что ее распирает от смеха. Причина этого была ей непонятна.

Это не был нервный смех, а ее ситуацию вряд ли можно было назвать особо веселой. Адвокат Лилли сказал, что ей грозит не меньше восьми лет за решеткой. Но ей почему-то казалось, что происходящее вокруг - не по-настоящему, не всерьез, а будто чей-то изощренный розыгрыш. Каждый раз, когда обвинитель подходил к ней, держась для солидности за лацканы пиджака, у нее создавалось стойкое ощущение, что весь судебный процесс - это какой-то театр абсурда.

Сидевшая рядом с Лилли другая обвиняемая плакала. Лилли пыталась ее успокоить, но не могла понять, чего та боится. На свободе Лилли привыкла к тому, что на нее кричат, ее бьют и оскорбляют.

Она прошла через алкогольную и наркотическую зависимость и несколько раз пыталась покончить с собой. В тюрьме до нее не могли добраться ее бывшие мужчины - ни тот, кто ее избивал и насиловал, ни тот, кто угрожал ей пистолетом, ни тот, кто манипулировал ею, используя ее зависимость от алкоголя и наркотиков, и в итоге тоже оказался с ней на скамье подсудимых. Органы опеки уже забрали ее детей, и боль разлуки терзала ее днем и ночью. Что ей еще было терять? Настал момент, когда Лилли встала, чтобы выслушать свой приговор.

На ней были черные брюки, дешевый оранжевый свитер, на голове приколот искусственный пучок волос. Ее собственные волосы поредели - в изматывающем ожидании окончания суда и вынесения приговора она приобрела привычку выдергивать их один за другим. Вердикт был обвинительным, и она впервые оказалась в камере.

Она сидела там в серой тюремной робе и думала о том, что ей будет совсем несложно привыкнуть к местному распорядку. Это практически как в школе, говорила себе она. Ее обвиняли в сговоре с целью мошенничества. Срок снизили, потому что во время судебного процесса она признала свою вину. Лилли улыбалась не переставая. За примерное поведение у нее был шанс освободиться досрочно - то есть через три с половиной года.

Затем ее везли в тюремном фургоне к месту отбывания срока. Другие заключенные называли женщину-охранника "мисс". Мне бы в туалет, мисс". Лилли мысленно пообещала себе не говорить так заискивающе. Она думала о своих четверых детях и о том, каково им остаться так надолго без мамы.

Что дальше, думала она. Когда мне выдадут тюремную робу? Какую работу мне дадут в тюрьме? Лилли снова стало смешно, и на этот раз она вновь не понимала, почему смеется. Сидя в фургоне, Лилли поймала себя на том, что обращается к Богу с чувством благодарности.

Как мне теперь им распорядиться? Лилли родилась в году в районе Уиррал в английском графстве Мерсисайд. Она была самой младшей в семье, для всех она была малышкой - средняя сестра была старше на семь лет. Отец был родом из Ганы, а мать была белой.

В начальной школе, где училась Лилли, других детей из смешанных семей не было. Все свое детство она ощущала, что отличается от других. В школе у нее практически не было друзей. Как-то раз, когда ей было семь лет, Лилли побежала на детскую площадку.

Там было несколько девочек. Они стояли полукругом и пели:. И тогда впервые мама сказала Лилли, что ее удочерили. Она сказала это так, будто она и ее муж выбрали девочку словно какую-нибудь куклу в магазине. Когда они привезли ее домой, от нее так ужасно пахло, что им пришлось выбросить ее одежду. Лилли захотелось узнать о своей биологической матери, но мама сказала ей: "Ты ей была не нужна". Биологической матери давали возможность попрощаться с дочерью, но она ей не воспользовалась. Про ее родного отца ничего не было известно.

Лили пыталась осмыслить это. Она не понимала, почему ее родители от нее отказались. Она хотела узнать, почему от нее так сильно пахло. Лилли пыталась походить на куклу, думая, что если ты самая красивая кукла на полке, то выберут именно тебя. Больше всего она боялась, что от нее снова откажутся. Позднее, размышляя о тех годах, Лилли осознала, что с того времени ее эмоциональное развитие остановилось.

Страх, что от нее откажутся или оставят одну, преследовал ее всю жизнь. С 15 лет она пристрастилась к спиртному и когда начинала пить, уже не могла остановиться. У нее была целая череда бойфрендов, которые сменялись один за другим. Когда кто-то начинал за мной ухаживать, мне казалось, что меня любят, что я нужна".

Когда бойфренды ее били, она думала, что это тоже проявление любви. Надзиратели отвели Лилли в крыло женской тюрьмы, где содержались недавно прибывшие заключенные. Ее вели по длинному коридору под землей. Там был низкий потолок, а стены была окрашены в желтый цвет. Периодически оны слышала, как позади хлопает дверь: бах, бах, бах. Ее привели в камеру. Она посмотрела на решетки на окнах, стальной унитаз в углу. Даже по сравнению с камерами предварительного заключения в полицейском участке или с тюрьмой, в которой она провела выходные перед вынесением приговора, обстановка здесь была чересчур спартанской.

Спустя неделю Лилли перевели в другое крыло. Там у нее появилась сокамерница - женщина, которая периодически пыталась нанести себе увечья. Лилли посмотрела за окно. Стоял март, на улице было пронзительно холодно.

Она увидела, как несколько заключенных в красных робах, все коротко стриженные "под мальчика", гуляют по снегу. Эти женщины напомнили Лилли военнопленных. С таким же успехом эта сцена могла происходить где-нибудь в Сибири. Лилли назначили работу в тюремном центре для вновь прибывших заключенных, которых она должна была встречать. Многие из них были героиновыми наркоманками. Иногда в дороге они испражнялись под себя, некоторых рвало, поэтому их нужно было сразу отводить в душевую.

Сильно нервничая, они говорили: "Нам нужны наши медикаменты". Так они называли метадон - заместитель героина. Они плакали, их трясло, пока они ждали свою дозу. У других заключенных были явные психические расстройства. Одна накручивала на пальцы свои волосы так яростно, что было похоже, будто у нее на голове дреды, перемежающиеся с проплешинами. Другая постоянно сосала край наволочки и говорила языком младенца.

Лилли не могла поверить, что в году таких людей отправляют в обычную тюрьму. Их нужно содержать там, где ими могли бы заниматься специалисты, думала она. Довольно быстро ей удалось вписаться в размеренное течение тюремной жизни. Через некоторое время ей поручили заниматься уборкой крыла. Скучать было некогда. Она не различала дней недели и иногда забывала, какой сейчас месяц. Единственной важной датой для нее была дата освобождения, но до нее еще оставались годы. Она ни разу не плакала из-за своего приговора.

Еще до того, как начался отсчет ее срока, она знала, что полагаться ей придется только лишь на себя. Никто не придет ее навестить. Детей у нее забрали, и ее контакты с ними было весьма ограниченны. Думать о том, как дети растут без матери, ей было отчаянно горько. Во всем же остальном дела ее шли как нельзя лучше. Она больше не пила и не принимала наркотики.

"Жить по-настоящему я начала лишь оказавшись в тюрьме": история жертвы домашнего насилия

Женщины, отбывавшие наказание в исправительном учреждении Лоуэлл подали в федеральный суд США иск против штата Флорида. Несчастные обвиняют служащих тюрьмы в сексуальных домогательствах и жестокости. Об этом они рассказали в интервью телеканалу RT.

Для большинства людей тюремное заключение - худшее, что может случиться в жизни. Но если в семье царит атмосфера насилия - как обычно и бывает в жизни большинства женщин-заключенных, - то отношение к тюрьме несколько меняется. Сидя на скамье подсудимых в ожидании приговора, Лилли Льюис с удивлением для себя обнаружила, что ее распирает от смеха.

Данная тема, как правило, находится под запретом в средствах массовой информации. И интересно, что даже в Интернете не так легко найти материалы на заданную тему, и правозащитники неохотно говорят о ней. Объяснить это можно тем, что в женских колониях практически отсутствуют запрещенные средства связи, которых полно в мужских тюрьмах. Там мобильные телефоны есть в каждом бараке и в каждой камере, не смотря на все запреты.

Насилие в женских тюрьмах

Доктор социологических наук Елена Омельченко рассказывает, что она узнала о российской женской тюрьме за годы полевых исследований. Криминальное поведение — это социальный конструкт, который складывается в определенной историко-культурной среде. Общество в большей степени нормализует мужскую преступность, чем женскую. Женщин-заключенных примерно раз в пять меньше, чем мужчин. Конечно, и то, и другое выглядит как нечто нарушающее социальный порядок. Я делаю руками кавычки, потому что для мужчины это все равно выглядит как продолжение маскулинного, отчасти жестокого и агрессивного начала. А женщине в патриархатных режимах приписываются слабость, мягкость, податливость. Понятно, что это все стереотипы, но они реально влияют на общество.

Бывшие заключённые рассказали об изнасилованиях в женских тюрьмах США

Что творится за высокими стенами женских колоний в России, летняя Галина Воробьева знает не понаслышке. На счету матери троих детей — два срока в Ленинградской и Можайской колониях. Блатные расклады, борьба за выживание, лесбийская любовь и разлука с детьми — лишь малая часть того, что она видела за решеткой. Галя родилась в Рыбинске, что в Ярославской области.

От тюрьмы и сумы — не зарекайся.

Женщина — это, конечно, представительница прекрасного пола, мать детей, хранительница уюта и домашнего очага. Но не всегда. Любая женщина также, как и мужчина, может совершить уголовное преступление.

Женские тюрьмы

За последние годы сменилось три начальника ФСИН, но пыток меньше не становится. В прессу регулярно попадает информация о пытках в колониях России. Но мы, правозащитники, не можем и не писать об этой ситуации, которая никак не меняется.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Насилие в женских тюрьмах

.

«Забычила — и получился разбой»

.

Если у тебя есть на зоне деньги, ты будешь пользоваться уважением. В женской Насилие в женских тюрьмах – крайне деликатная тема. Нельзя.

.

В мордовских женских колониях продолжают пытать заключенных

.

В женских колониях не «опускают» и не насилуют

.

.

.

.

.

Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Альбина

    Вибачте шановний доповідач Юрист, за Конституцією України Приватна власність НЕДОТОРКАНА. Скажіть Будь Ласка де МОЯ БАТЬКІВЩИНА? Де моя НЕРУХОМІСТЬ? Де Будинки моїх батька та пробабусі? І взагалі це Україна чи то УРСР? Ви як Юрист повинні знати, що в цій країні досі працюють за законами неіснуючого СРСР! КОМУНІЗМ в цій країні глибоко в'ївся, що не можна вкрасти можна отжать цей принцип а ні хто не відміняв шановний Пане Юрист.

© 2018-2020 zkbolshevik.ru